Промежутки между сном

Еще раз о встречах

Отношения
Вселенский калейдоскоп непрерывно крутится, и узор событий последних лет интенсивно испытывает человеческие отношения на прочность. Проверяется честность, внимательность, глубина и качество контакта. Даже самые маленькие трещины под давлением начинают быстро расти. Слушая истории клиентов, знакомых и друзей, я слышу разные сценарии, но вижу единую суть.

Если две машины стоят на парковке рядом, это не значит, что их водители знакомы. Схожим образом близость физических тел, включая секс, как крайнее проявление такой близости, не означает, что “водители” этих тел встретились. Подобные встречи весьма редки, потому что автомобили, в основном, передвигаются на автопилоте. Фары горят, музыка играет, но в салоне никого нет.

Мы смотрим, но редко видим. Слушаем, но редко слышим. Прикасаемся, но редко чувствуем. Стоит ли удивляться, что мы редко по-настоящему встречаемся? Что наша близость формальная и больше напоминает деловое соглашение?

Известный нам мир, возникает как проекция нашего мира внутреннего. И потому любые так называемые “внешние обстоятельства”, включая встречу с другим человеком, начинаются с нашей встречи с собой. Чтобы научиться видеть, слышать, чувствовать и понимать другого, нам сначала необходимо освоить все это с собой. Не-обходимо, т.е. обходного пути нет.

Если нам не нравится идущее с проектора кино, бессмысленно менять экран или что-то на нем подрисовывать. Нужно редактировать пленку или файл с фильмом.

Это кажется очевидным, однако мы регулярно занимаемся подобным в жизни. “Вы ничего не понимаете. Отстаньте. Это другое”, — говорим мы и настойчиво трем зеркало, ожидая, что отражение изменится.

В таком состоянии наше внимание целиком захвачено водоворотом житейских историй — мы крутимся в них годами, десятилетиями и целыми жизнями. Эти истории питаются теми же страстями, что и тысячи лет назад, но мы не замечаем этого. Подобно собаке мы снова и снова бежим за палкой, не видя, откуда она берется и почему летит. Мы фокусируемся на сюжетах и мечемся между прошлым и будущим, раз за разом проскакивая настоящее, хотя это единственное “место”, где можно найти то, что мы все явно или неявно ищем. Себя.

В романе я называю это знакомством с главной привычкой. Один из персонажей говорит герою по имени Сергей, что его (Сергея) главная привычка — “быть Сережей”.

Такая “привычка” есть у каждого из нас, и она настолько глубока, что ее не заметить без тренировки. Можно сравнить это с тончайшей контактной линзой, которая была надета так давно, что мы забыли о ее существовании, хотя постоянно через нее смотрим. Только “линза” эта стоит на всех каналах восприятия, а не только на зрительном.

Пока линза не обнаружена, разговоры про “настоящий момент”, “присутствие” и “сейчастье” будут просто ментальными конструкциями — такими абстрактными, что даже говорить о них скучно и сложно.

Поэтому говорить не надо. Для встречи с собой слова вообще противопоказаны. Именно прекращение внешних разговоров и замедление внутреннего нарратива создает предпосылки для того, чтобы увидеть/услышать/ощутить то, что прежде было незаметно. Оно всегда здесь и сейчас, просто находится ниже порога обычного осознавания. Депривация речи высвобождает психический ресурс, который делает фонарик внимания более ярким. И если добавить сюда регулярные упражнения по использованию этого фонарика, его свет может многое осветить. В том числе сложносочиненную конструкцию под названия “я”.

Первые встречи с собой трудно назвать приятными. Они открывают главу капитальной внутренней уборки и прощания с иллюзиями о себе. Наши представления и суждения образуют густой компот, который оказывается до того тухловат, что нас начинает натурально подташнивать. Это неприятно, но нормально — мы оказываемся в этой точке именно потому, что компот уже забродил и пора с ним расставаться. Пока он был сладок и свеж, у нас не было достаточного интереса и мотивации вообще сюда лезть и что-то исследовать.

Теперь же мы начинаем видеть, как годами водим себя за нос. Чувствуем одно — думаем другое — говорим третье — делаем четвертое. Не намеренно, а просто потому, что фонарик внимания был слишком слабый — мы не видели в темноте и привыкли додумывать.

Созданные при этом додумывании траектории внимания подкреплены годами ежеминутных повторений и подобны рельсам — мы не можем без тренировки с них съехать и потому продолжаем полировать их дальше. Ум автоматически сводит поступающую информацию к знакомым паттернам из прошлого, обобщает и экстраполирует на будущее. Это похоже на попытку ехать на машине, глядя только в зеркало заднего вида. Узнав что-то про одну песчинку, мы начинаем мыслить категорией всего пляжа, даже не замечая подвоха.

Знакомство со своей главной привычкой означает, помимо прочего, что мы начинаем видеть и устранять искажения в цепочке чувств-ощущений-мыслей-слов-поступков. Наша система переходит из состояния “лебедьракищука” в режим согласованности.

Возникающая после первых встреч фоновая рефлексия постепенно выносит нас на следующий виток разумности. Этот период может быть затяжным и требует времени и сил, но, во-первых, задней передачи здесь нет, а, во-вторых — оно того стоит. За хмурой чащей скрываются поистине удивительные светлые места. Там будут и другие чащи, но познав однажды принцип этого “путешествия”, двигаться дальше будет проще. Не совсем легко, но проще. И интереснее.

Некто поливает нас холодной водой утром, весело приговаривая, что за окном уже день и пора просыпаться. Сначала мы злимся, но когда мы наконец вылезем из кровати и протрем заспанные глаза, то злость сменится глубокой сердечной благодарностью. И еще улыбкой, потому что окажется, что ковшик с холодной водой был в нашей собственной руке. И далее этой сценарий повторяется в разных обложках. Как только нам начинает казаться, что мы что-то реально поняли, жизнь показывает нам нашу наивность.

Поэтому встреча с собой — лишь начало. Впереди длинный путь, в пустой прежде машине появляется водитель, и хотя весь маршрут ему неизвестен, сердечный навигатор дает подсказки и уверенность, что он на своем пути.
Начинает постепенно кристаллизоваться воспетая древними мудрость — различать то, что мы можем сейчас изменить, и то, что нам следует принять.

Знакомство с главной привычкой запускает работы по внутренней синхронизации. Чем точнее наша внутренняя гармония тем быстрее и масштабнее она проявляется в узоре внешних событий.
Если вернуться к теме отношений, то здесь они перестают быть способом забыться, приглушить личностную/экзистенциальную тревогу или выполнить социальный контракт.

Видеть и быть увиденным — одно из самых удивительных и ценных переживаний, доступных нам в этом мире, и теперь оно делается нам доступно. Если, конечно, в других “автомобилях” есть водитель, который хочет с нами встретиться.

Эти встречи происходят за пределами слов, и потому любые рассказы о них будут поверхностны и неточны. Мы затихаем и молча смотрим друга на друга, взаимно помогая снять все маски привычных социальных ролей. Возникающая при этом уязвимость в первые секунды страшит — мы чувствуем что сняли защитный костюм, который носили с рождения, и на нас, “голых”, смотрят. Но уже в следующий момент приходит неизвестная раньше свобода, потому что впервые в жизни мы ничего не изображаем. Не стараемся быть кем-то, каким-то или какой-то. Мы просто есть и ничего больше. Что есть, то есть.

Как это влияет на отношения? По-разному.
Если люди изначально играли в отношения и просто исполняли общественный ритуал, пусть даже очень убедительно для самих себя, то после встречи такая игра становится невозможна, и они расходятся. 
Другим же встреча наоборот поможет углубить контакт.

Вариантов больше двух, и любой из них будет благоприятным, если сделан честно. А дурить себя на этом этапе становится трудно. Кроме того, после встречи с собой человек уже не бывает одинок. Теперь он всегда в хорошей компании — с Богом.


P.S. Заглавное изображение: The Mahasiddha Carbaripa (Роберт Бир)

Посты об отношениях
Все посты