Промежутки между сном

Если заблудился

Тот, кто ходит в походы, знает, что если ты заблудился, то стоит остановиться, устроить привал, развести костер и успокоиться. Ум будет шептать, что надо скорее “вон туда” и потом “вот сюда”, но если ты действительно потерялся, то суета только увеличивает шансы запутаться еще больше.

Аналогичным образом когда мы теряемся во внутреннем пространстве, можно запаниковать и начать суетиться. Возникает сильное желание срочно совершить какие-то резкие действия. Переехать, закрыть бизнес, расстаться с партнером, сменить имя, жестко высказаться в публичном пространстве, дать кому-то в лоб или объявить голодовку.

Каждое из этих действий может быть эффективным в определенных обстоятельствах. Но только не когда мы потеряны внутри. Потому что если мы потеряны, то наши действия искажены. Корень болеет, и все, что на нем растет — тоже.

Когда информационная химера насилия закрывает своими крыльями небо, я сажусь, зажигаю свечу и благодарю бога за то, что у меня есть такая возможность.

Я смотрю на огонь и раз за разом прохожу через свое сопротивление и желание заняться “чем-нибудь поинтереснее”. И лишь когда эти беспокойные волны ума, наконец, стихают, я начинаю слышать огонь. Слышать и понимать, о чем он говорит.

Он рассказывает, как информационная химера насилия проникает в человеческие умы, и как она их поджигает изнутри. Он наглядно показывает мне, как это работает. На моем примере. Как химера внедряет фильтр, разделяющий всех на “своих” и “чужих”. Как она заботливо протягивает человеку ведро, чтобы он мог потушить пожар. Но в этом ведре не вода, а масло.

Огонь объясняет мне, что я не могу потушить пожар раздора, пока в моем собственном уме клокочет ненависть и разделение. Чтобы справиться с ними необходимо справиться с химерой. А единственное, чего не выдерживает химера — это ясный взгляд или свет самосознания.
Тьма немного светлеет, и вокруг проступают очертания предметов. Я вижу дорогу, по которой шел. Она совсем рядом.

Я встаю и выбираюсь на нее. Отряхиваюсь, осматриваюсь. Сумерки все еще густые, вокруг по-прежнему шумно — споры, крики, выстрелы, плач, недобрый смех. Но помимо них я слышу теперь тихую мелодию. Она звучит на фоне и напоминает, зачем мы здесь оказались. Я сразу узнаю ее, ведь я слышал ее много раз. Я кланяюсь Тому, кто ее играет, зажигаю фонарь и медленно делаю первый шаг, второй, третий…
Я приветствую других путников и машу фонарем тем, кто сидит на обочине.

Кому-то все это может показаться непонятным, но есть те, кто знают и чувствуют, о чем эти слова.
Я благодарю каждого, кто находясь в безопасности, находит в себе силы не подпитывать цепочки насилия/вражды. Кто перекрашивает пролетающие мимо и падающие ему или ей черные камни в яркие светлые цвета. Ведь также как солнце, луна и звезды никуда не исчезли с неба, в радуге по-прежнему больше двух цветов, и у Бога нет “чужих”.
🕯