Ветер в Пустоте

25. Что это?

Дышать поначалу было так трудно, что Сереже представилось, будто он толкает машину в гору, пытаясь ее завести. Он старался изо-всех сил, но мотор не заводился, а мысли суматошно дергались. Он думал про странную синхронию с фильмом, который не так давно приводил в пример Косте, размышлял о Косте и трусах, вспоминал вчерашнюю сессию и гляделки с Кирой. Эти мысли конфликтовали с дыханием, отодвинуть их не получалось, а силы уже начинали заканчиваться. Кто-то рядом стал всхлипывать, а чуть в стороне раздалось сдавленное рычание. Сережа почувствовал раздражение и хотел начать дышать еще быстрее, когда кто-то положил ему руку на живот и наклонился над ним.

“Серега, очень много напряжения — расслабься и не дрочи мотор.”, — услышал он голос Игоря. — Добавь легкости.

Сережа сбавил темп и постарался расслабить, насколько это было возможно, живот и плечи. Он попробовал дышать менее энергично, и почти сразу увидел свое тело со стороны. Как оно лежит и старательно дышит. Ему захотелось его обнять и попросить помочь. Он не успел сформулировать в чем именно нужна помощь, потому что возник насмешливый голос, говорящий, что это дурацкая детская игра, но уже в следующий момент он ощутил, что эта игра работает. Дыхание изменилось, оно стало легче, быстрее, ритмичнее и прежде чем он успел что-то подумать об этом, темнота перед глазами ожила, качнулась упругой волной и ярко вспыхнула.

Сережа обнаружил себя в объемном темном пространстве. Он ждал, что сейчас появится Зауг, но того пока не было. Зато было смутное ощущение, чьего-то присутствия. Сережа несколько раз прокрутился вокруг своей оси. Он никого не увидел, но странное ощущение не исчезло.

“Спрашивай” — голос возник так же телепатически, как это происходило с Заугом, хотя явно принадлежал кому-то другому.

Сережа собрался было задуматься, но вопрос вырвался сам собой
— Что это все такое?
Вопрос выглядел неуклюже и хотелось его поправить, но Сережа понял, что его услышали и что лучше не суетиться.

Перед ним возникли геометрические узоры, а затем какая-то вращающаяся пирамида, через вершину которой шел луч. Затем картинка повернулась и пирамида стала курсором, указывающим на шкалу. Почему-то было ясно, что шкала — это время, а курсор пирамиды показывает стык между прошлым и будущим.

— Простите, я не понимаю. А что вообще такое жизнь? — спросил он.

Несколько мгновений узоры менялись, а затем возникла схема, напоминающая картинки из статей про нейронные сети. Внутри сложной развесистой гирлянды пробегал похожий на вспышку молнии сигнал.
— что это? спросил Сережа, “показывая” на сигнал?

Сигнал еще несколько раз вспыхнул, пробегая по извилистому маршруту, а затем все исчезло, и Сережа почувствовал, что стремительно летит куда-то, где его ждут.

“Серега! Але. Серега! давай-давай. Шевелись, возвращайся на базу” — слова сопровождались несильными, но ощутимым пощечинами.

Сережа открыл глаза и увидел склонившегося над ним Игоря.
— Здрасьте — немного насмешливо, но по-доброму сказал тот. — Видите ли, Сергей, мы вас тут ждем, понимаешь, переживаем. А вы там выясняете смысл жизни и тайны бытия?

В зале засмеялись.
— что? откуда вы знаете? — пробормотал Сережа.
— Как же нам не знать, если ты тут тут бормочешь уже 20 минут “что это? Что это? Жизнь-жизнь…”. Ну что — узнал что-нибудь новое?

— Может и узнал бы, если бы вы меня не вернули? Могли бы еще подождать еще несколько минут, — он потер лицо. Зачем так жестко?
— Затем, Серега, что в тех местах, где ты оказался, задерживаться пока не стоит.
— почему это?
— а потому, — Игорь стал серьезен, — что можно дорогу назад забыть и возвращаться с приключениями. И мне потом придется с тобой возиться и снимать стресс, а мне не хочется. У меня другие планы на сегодня.
— Да почему…
— Сколько по твоему времени прошло?
— Минут 15-20. Да?

В зале повисла подозрительная тишина.
— Что, больше?
— Чуть больше часа, — ответил Игорь. — Ты же видишь — все уже вернулись.
— Как такое может быть?
— Это я тебя хотел бы спросить, но сдается мне, что помнишь ты немного.

Игорь встал, вернулся на свою импровизированную сцену и три раза хлопнул в ладоши.

— Друзья, был рад всех видеть. Вы все хорошо поработали. А некоторые даже узнали, что такое жизнь, — он посмотрел на Сережу и в зале снова засмеялись. Я уезжаю, а вы остаетесь рисовать мандалы с Полиной. Всем пока.

Когда аплодисменты стихли, а дверь за Игорем закрылась, Полина раздала фломастеры и бумагу.

Рисовать не хотелось, а просто уйти было неловко. Сережа думал поговорить с Николаем, но тот как на зло куда-то вышел.

Сережа взял синий фломастер и провел по центру бумаги неуверенную линию. Затем еще одну и еще. Рисовать оказалось неожиданно приятно. Как будто кто-то внутри него знал где и как нужно вести линию, и задача сводилась к тому, чтобы просто не мешать. В результате Сережа сам не заметил, как погрузился в этот процесс с головой. Спустя 40 минут он обнаружил, что с бумаги на него смотрит нечто, напоминающее ту нервную сеть с пробегающим разрядом, которую он видел в сессии. В зале оставалось несколько человек, Николая по-прежнему не было, а рядом с Сережей вдруг оказалась Кали, заканчивавшая свою работу. На ее листе красовалась большая ярко-красная мандала. Она напомнила Сереже футболки их сисадмина — он слушал транс и носил вещи с разными психоделическими узорами.

Выйдя из оцепенения, он увидел, что Кали смотрит на него с удивлением и интересом.

— Ты чего — биолог? — спросила она.
— Нет. Почему?
— У тебя вместо мандалы мозг получился.
— даа…, задумчиво протянул Сережа. А что если наша жизнь подобна вот такому короткому импульсу во вселенском мозге. Он проносится и передает какой-то сигнал. Коротко и быстро. Раз — и готово. И в этот “раз” входит вся наша жизнь, как мы ее знаем — детство, школа, университет, семья, дети, работа, путешествия, старость, рыбалка. Все наши переживания, страхи, надежды, и бесконечные жизненные истории.

Кали внимательно посмотрела на него, словно проверяя не шутит ли он.
— Очень красиво, — сказала она. — Мне кажется, все так и есть. Ты еще сердишься за вчерашнее?

Сережа отрицательно покачал головой.
— Нет. Хотя я правда испугался. Прости, что огрызнулся. На рефлексах отреагировал.
— Все в порядке. Я поняла.

Сережа сложил рисунок и вышел в холл. Настроение было тихим и задумчивым. Он попрощался с участниками, не спеша спустился на улицу и пошел к выходу.


<Оглавление

При использовании текста обязательно указание автора и ссылка на www.wakeupand.live

Здравствуй, мир