Ветер в Пустоте

Глава III

В хорошую погоду, если не было важных встреч, Сережа любил вместо обеда прогуляться. Получалось это нечасто, поскольку комбинация хорошей погоды и свободного времени выпадала на жизненных игральных костях редко. И если кубиком времени можно было хотя бы попробовать управлять, то кубик погоды являл собой чистую лотерею.

Но сегодня был тот самый день — стоял конец апреля, солнце уже не только светило, но и грело, и важное дневное совещание отменилось. Была середина дня и тут же образовалась компания, чтобы пойти вместе пообедать. Сережа сначала хотел присоединиться, но в последний момент передумал.

Офис Ваймэ распологался в центре города и вокруг была густая сеть тихих улочек с тенистыми скверами и старинными домами. Прошлым летом власти сделали уличную парковку платной. Цены в центре оказались для многих неподъемными, но проблему пробок это не решило — спрос на парковку все равно превышал предложение. Улицы однако стали чище и аккуратнее — появилась разметка, островки безопасности и зеленые газоны.

Сереже нравилось бродить по тенистым тротуарам, заходить в тихие дворы, разглядывать их обитателей и представлять, как это все выглядело много лет назад. Вход в некоторые дворы был закрыт калиткой с кодовым замком, но были и доступные. В одном из таких дворов он любил сидеть на лавочке. Тихая атмосфера двора резко контрастировала с деловитой суетой офиса и действовала на него целительно. Словно в плотной толпе появлялась возможность взлететь вверх на несколько метров и устроиться там в удобном кресле.

Сережа нырнул в знакомую прохладную арку и вынырнул во дворе. Там было тихо и уютно. Двор был пуст, лишь на детской площадке виднелось несколько маленьких фигур.
Сережа нацелился на конкретную лавочку под большим старым тополем, однако подойдя ближе, увидел, что там кто-то сидит. Досадно цикнув, он прибавил шагу и пошел к скамейке с другой стороны двора.

За его спиной послышалось хихиканье: “Это ты меня испугался?”
Сережа обернулся. На лавочке сидела Лола. Она была из отдела кадров, занималась организацией корпоративных тренингов. Они никогда не общались дальше, чем формальный “привет”, но это был тот “привет”, по которому оба безошибочно понимают, что они друг другу симпатичны.

Лола сидела, подняв капюшон худи и разворачивала какой-то сверток. Рядом на лавочке лежала толстая книга и телефон.

— Привет, — сказал Сережа, подходя к лавочке.
— Привет-привет. Будешь сэндвич? Хороший, я уже пробовала. С индейкой.
— Ну давай, если хороший.
— Ты куда так бодро идешь?
— Да никуда, прогуляться решил, весну почувствовать.
— Бодрый романтик, — Лола засмеялась.

— Ты похоже тоже романтик, если читаешь на природе книги в бумажном виде.
— Пожалуй, да — улыбнулась она. — это Ирвин Шоу. Читал?
— Ага, давно. Сейчас художественное не читаю почти. Скучно стало.
— Да, Михаил говорил, что ты заскучал ))
— Интересно. Не знал, что вы общаетесь. А что еще он говорил?
— Не скажу :) Профессиональная тайна. — Лола скорчила гримасу, изображая робота, выполняющего инструкции. Получилось смешно и Сережа засмеялся.

— Я не то, чтобы заскучал, просто стал больше размышлять о жизни. Мысли разные приходят, вопросы. Вот например я размышляю уже несколько дней, на какую книгу похожа моя жизнь. Что это за жанр — драма, мелодрама, приключения, фантастика? Понимаешь?

Лола поглядела на него с сочувствием.
— Нормально вас жмет, коллега. Ты сам-то какой жанр хотел бы?
— Так в том и дело, что я не знаю какой. Ты вот знаешь про себя?

Лола откусила сэндвич и несколько секунд молчала.
— Нет. И мне кажется, что никто не знает. Даже те, кто думают, что знают :)
— …
— Да ты не загоняйся про это. С чего ты решил, что это роман? Не обязательно. Пиши рассказы. Сборник рассказов. Пусть они на первый взгляд не связаны — потом все скрепится само — сам удивишься.
— А если не скрепятся?
— значит еще попозже скрепятся. Не думай об этом, пиши то, что пишется сейчас. Сегодня комедия, завтра боевик, потом драма, потом сказка, фантастика, любовь, да что угодно. Не скрепиться они не могут — наблюдатель-то у них общий. Как тебе такое?

— Круто, — уважительно сказал Сережа. — Очень. Сама придумала?
— А чего тут придумывать? Я так живу с 15 лет, как из дома ушла и в Москву уехала. У меня уже этих рассказов столько, что забыла половину.

Лола опустила капюшон и Сережа заметил на ее шее край татуировки. Кажется какая-то надпись.

— Не замечал у тебя татуировки. Что там написано?
— Да так, — Лола немного смутилась. Неудачная она получилась.
— Может как-то подправить или поверх что-то сделать другое?
— Тогда для начала стоит что-то сделать с руками, — усмехнулась Лола.
— А что с ними, — не понял Сережа.

Она слегка подняла рукава — оба предплечья были покрыты яркими цветными рисунками.
— Мощно. А зачем с ними что-то делать? Перестало нравится?
— Типа того. Надоели.

Неподалеку от них на детской площадке мальчишка лет 4 залез в большую лужу и что-то сосредоточенно вылавливал в ее середине. К нему спешила мама.
— Никита! Я с тобой говорю, дрянь ты такая. Ну вот куда тебе несет, а? Нет, ну вы видели? А ну вылези немедленно, свинья ты последняя. Ни стыда ни совести. Вчера только постирала тебе комбинезон. Быстро идем домой и завтра ты гулять не пойдешь. Мы поедем в парк, а ты будешь дома сидеть. Мне это надоело.

Никита выбрался из лужи и испуганно ждал стремительно приближающуюся грозу.
— Живо домой, — коротко процедила женщина. Заметив Сережу и Лолу, она повернулась к ним: А вы чего уставились? Нечего тут смотреть. Будут свои дети — поймете. Идите делом займитесь. Смотрят они тут, смеются”.

Сережа с Лолой громко засмеялись.
— Держись, Никитос, — ободряюще проговорил Сережа.
— Мне кажется с ним все будет норм, — ответила Лола. Это полезная закалка. Просто сейчас вот рассказ такой у него. Потом будет другой.
— Может и так. Ты помнишь, как на тебя мама ругалась в детстве?
— В детстве нет. Я с дедушкой жила на Мадагаскаре. Он там работал. Мама к нам редко приезжала.
— Чего правда на Мадагаскаре жила? — недоверчиво спросил Сережа.
— Правда.

Сереже было интересно про Мадагаскар, но что-то его остановило и он решил оставить эту тему на потом.

Они помолчали, а потом как-то не сговариваясь одновременно поднялись и пошли в сторону офиса.
— Михаил кстати про тебя ничего не говорил, я пошутила про профессиональную тайну. Я две недели назад заносила к нему документы подписать, а ты перед этим вышел, я видела издалека. Ну я и спросила про тебя — думала, может вы с ним тренинг какой-то готовите для сотрудников и мне стоит узнать раньше других. А он сказал, что вы просто чай пили и о жизни болтали, потому что просто работать вам скучно.
— Скучновато да, — кивнул Сережа. — Спасибо, что рассказала. А чего он вообще делает, можешь рассказать в двух словах?

Лола хмыкнула.
— Я бы рассказала, да сама не знаю. Я прошу его сделать тренинг — он отказывается. Работает индивидуально с некоторыми топами, но никто из них ничего не рассказывает. Все только отшучиваются или говорят о нем с придыханием, как о Боге. А я такого не люблю, потому что в Бога не верю. И в тренинги эти личностные тоже не верю вообще говоря. Не может кто-то другой рассказать мне как жить и думать.
— А как же ваши тренинги, которые ваш отдел организует?
— Это другое совсем, — нахмурилась Лола. Очевидно же. Мы никого жить не учим. Приглашаем людей, которые в чем-то сложились как профессионалы и они делятся своей экспертизой.
— Ясно.
— Ты пойми — я против Михаила ничего не имею, его защищать не надо. Мне самой интересно, что там у него, человек он явно необычный.
— Да, похоже на то.

Кабинет Лолы был 3 этаже, а Сережин на седьмом. 
— Соберешься на лавочку — сигналь, — улыбнулась Лола.
— Хорошо. Слушай, а наблюдатель точно общий?
— Чего?
— Ну наблюдатель в этих рассказах, которых много?
— Сергей, похоже вы псих, —сказала Лола, картинно вытаращила глаза, и смеясь вышла из лифта.