Ветер в Пустоте (роман)

67. Волейбол

Он обнаружил себя в незнакомой комнате, сидящим за круглым столом. Что именно, правда, “сидело” — было неясно, поскольку своего привычного тела он не ощущал и не видел, однако это совершенно не беспокоило ни его самого, ни сидевших рядом соседей.

Слева направо вокруг стола расположились: Богомол, Сиреневое облако, Восточный дракон, Мумий-Тролль и Светлый тигр. Почему-то сразу стало ясно, что тигр — это Санчез, однако ни этот его облик, ни странные персонажи вокруг вопросов не вызывали, все было в порядке вещей.



Аналогичным образом Сережино появление никого не удивило. Все с ним телепатически поздоровались и продолжили заниматься своими делами или, точнее, делом. Кажется, они играли в какую-то игру, суть которой Сережа пока не мог уловить.

Казалось, что они попеременно выполняют какое-то действие, видимо, делают свой ход. Продолжая наблюдать, Сережа заметил странное движение над столом и вскоре увидел, что там прыгает и летает голубой переливающийся куб размером с коробку от большого торта. Сквозь прозрачные стенки куба были видны возникающие в нем росчерки молний и загорающиеся неизвестные символы.

Сережа уловил телепатически удовлетворенный общественный “кивок” и понял, что он все делает верно и надо продолжать смотреть.
— Расслабься, тебе ничто не угрожает, — прозвучал голос в его голове. Сережа понял, что это дракон, и “кивнул” ему в ответ, показывая, что понял.
— Он почувствовал, как общее пространство удовлетворительно улыбнулось, и также уловил какое-то специфическое волнение от Санчеза. “Он как будто привел меня к старшим товарищам”, — понял Сережа.
— Не отвлекайся, — сказал Богомол.

Сережа вернул внимание на прыгающий над столом куб. “Почему он прыгает и летает”, — спросил он сам себя и сразу же увидел ответ. Подобно тому, как на волейбольной разминке участники встают в круг и тренируют пасы и атаки, сидевшие за столом игроки перекидывали друг другу куб силой своего внимания. Он попробовал легонько дотронуться до куба, и это сразу получилось.

Мумий Тролль взял кубик и протянул ему.
— Держи, — сказал он Сереже. Взять куб оказалось очень легко. Сережа его немного покрутил, а затем несколько раз подбросил и поймал. Внутри сверкнули молнии и загорелись какие-то символы — похоже, они как-то измеряли качество произведенного действия. Стол одобрительно загудел, и Сережа почувствовал, что волнение Санчеза уходит и сменяется радостью.

Он еще раз подкинул куб, но поймать не успел — его перехватило облако, а затем передало Богомолу.
— Возьми, — сказал тот.

Это оказалось непросто — Богомол был не только очень быстрым, но и выставлял вниманием блокирующие преграды, мешавшие до него дотянуться. Или же короткими сбивками искажал Сережин “прицел”. Сережа сообразил, что именно таким образом Санчез не давал ему себя увидеть.

Когда Богомол позволил ему завладеть мячом, он попробовал повторить эти аналогичные “сбивки”, и это сразу же получилось. Он понял, что Богомол не просто показал, а передал ему навык. Кубик стал переходить вокруг стола, и каждый из игроков передавал Сереже какой-то навык защиты, нападения и баланса.

— Нам пора, — прозвучал голос Санчеза, и Сережа обрадовался, поскольку уже начал заметно уставать.

Он поклонился сидящим за столом, комната померкла и возникло два круглых окна. Он знал, что ему нужно в правый, видимо, это передавал Санчез, который был позади. Однако в последний момент какое-то любопытство заставило его нырнуть в левое окно.


Сначала Сережа понял, что попал в какую-то мастерскую, а затем увидел того, кто ему это сообщил — это был дракон, который до этого сидел за столом. Кроме них в комнате никого не было.

— Здравствуйте. Спасибо за тренировку, — сказал Сережа и поклонился.
— Здравствуй, — дракон парил в воздухе у стола, на котором были разложены какие-то неясные предметы. Вид у него был серьезный.

— Вы заняты? — спросил Сережа.
— Да. Я ждал тебя позже.
— Ждали? Я думал, я сам пришел.
— Возможность прийти появилась у тебя, потому что я оставил тебе приглашение. Мы не сможем сейчас пообщаться, кроме того, ты сильно устал. Но раз уж зашел — вот погляди пока, — он показал на полки, расположенные вдоль одной из стен. — Может, что-то понравится.

Там стояли разноцветные шары на подставках. Они напоминали не то глобусы, не то аквариумы. Сережа двигался вдоль полки, когда почувствовал, что хочет рассмотреть поближе один из шаров. Он смотрел на него некоторое время, чувствуя нарастающее внутри любопытство, а потом взял.

Вблизи шар напомнил ему архитектурный эскиз, когда под стеклянным колпаком делают модель здания или целого района с ландшафтом.
Только здесь вместо зданий были планеты — “аквариум” был моделью галактики, и модель эта была “живой”. Некоторое время Сережа завороженно смотрел на замысловатый танец звезд и планет, круживших вокруг друг друга, а потом заметил на подставке какой-то светящийся символ. Он прикоснулся к нему, и в пространстве перед ним возникла объемная увеличенная проекция того, что происходило внутри шара. На этот раз Сережа потрогал одну из планет — на ощупь она оказалась неожиданно тяжелой и теплой. От прикосновения ее цвет сменился с голубого на зеленоватый, а следом что-то началось происходить и с соседними планетами — они тоже стали менять цвет, а некоторые еще и скорость своего вращения.

Что-то быстро и уверенно отодвинуло его в сторону — он даже не успел заметить, как дракон приблизился к нему. Он произвел несколько быстрых точных манипуляций с планетами, вернул аквариум на место и повернулся к Сереже.


— Фанг, “посмотреть” — не значит трогать. Это галактики, в которых существуют миры, населенные мириадами живых существ. Ты нарушил равновесие этих миров и мне пришлось его восстанавливать.
— Простите, — сказал Сережа. — Я думал, это игрушки. Почему вы назвали меня Фанг?
— Ты узнаешь об этом позже. Потерпи.
— Я чувствую, что вы добры ко мне. Почему?

Дракон ответил нечто, что в Сережином уме превратилось во фразу “Такова суть нашей природы”.

— Вы можете мне помочь? У меня из памяти пропадают куски.

Он почувствовал, что дракон моментально просканировал его память, отмечая все нестыковки и потерянные фрагменты.
— Твоя память несколько раз редактировалась за минувшие сутки по вашему времени.
— Как такое возможно?
— Также, как я только что редактировал галактику после тебя, только гораздо проще.
— Кто это делал со мной — Санчез?
— Нет, у него нет таких возможностей.
— Но кто же тогда?
— Его старшие друзья.
— Но зачем?
— Потому что ты так просил. Они помогают тебе. Ты вспомнишь.
— А то, что происходило за эти сутки в моем мире, тоже вспомню?
— Да. А сейчас тебе пора. Если захочешь прийти — сделай вот так. Он нарисовал в воздухе светящийся символ, а затем мягко толкнул его и Сережа ощутил, как символ в него вошел. Теперь он мог его повторить.

— Просто так его не рисуй и никому не показывай, — сказал дракон, и комната начала таять.

Привычные временные ориентиры не работали, и Сережа не знал, сколько прошло секунд, минут или часов, прежде чем непонятные возникающие сигналы стали ему ясны. Это были запахи еды, каких-то благовоний и табака, звук губной гармошки и много-много разных телесных событий.

Сережа открыл глаза и увидел, что лежит на диване, а рядом на стуле сидит Санчез. Он отложил губную гармошку и впервые за время их знакомства широко улыбнулся и уважительно кивнул.

— Ну теперь-то мы поговорим? — спросил его Сережа.
Санчез снова кивнул и протянул ему стакан воды.


Дальше >
Ладога