Ветер в Пустоте

11. Николай

Солнце уже без стеснения заглядывало в щель между шторами, голуби у кормушки наперебой курлыкали, а дворник Айбек уверенно задавал своей метлой утренний ритм.

Сережа приятно потянулся и хотел еще немного поваляться, но понял, что Айбек и голуби свое дело сделали — трактор с мыслями завелся и быстро набирал обороты.
Когда он уже заканчивал бриться, его вдруг странно привлекло собственное отражение. Настолько, что он замер и несколько минут внимательно его разглядывал. Чем больше он смотрел на лицо в зеркале, тем больше ему казалось, что он толком его и не видел раньше. Будто впервые знакомится с ним.
“Что я реально знаю о нем? О чем он думает? Чего боится? Зачем он тут? Кто он вообще?” — пронеслась в голове вереница мыслей.

“Привет. Кто ты?” — спросил Сережа у зеркала, чуть подождал и слегка смущенно усмехнулся, представив, как этот разговор выглядит со стороны.
Выпив стакан теплой воды, эта привычка возникла у него еще в университете, он открыл настежь одно высокое окно и расстелил перед ним коврик для йоги. Когда он пару недель назад похвастался Михаилу в переписке, что каждый день медитирует и бегает, тот прислал ему видео с одной практикой, которую предложил включить в утренний распорядок.

Практика называлась “Око возрождения”, хотя иногда ее называли “Пять тибетских жемчужин” или “Пять тибетцев”. Она состояла из пяти упражнений, каждое из которых следовало повторить 21 раз. Все вместе занимало около 10 минут. Чисто физически упражнения были простыми, не сравнить с кросс-фит тренировкой, куда Сережа одно время ходил. Хотя вообще-то такое сравнение было не вполне корректным. Как он понял, смысл “тибетцев” был не в том, чтобы накачать мускулы, растянуться или развить выносливость, пусть даже косвенно это происходило. Основная же задача практики, по словам мужика из ролика, была в том, чтобы “прозвонить и включить энергетические контуры тела”.
Смысл этих слов был не вполне ясен Сереже, но доверие Михаилу было достаточным, чтобы просто начать делать. Кроме того, почитав комментарии под роликом, Сережа понял, что практика очень популярна во всем мире, и, судя по отзывам, хорошо себя зарекомендовала. Даже если оставить за кадром таинственные “энергетические контуры”, упражнения помогали Сереже проснуться и заменяли разминку перед пробежкой. В интернете было бесчисленное количество роликов с объяснением практики, из которых Сережа узнал, что существует еще шестое упражнение, направленное на подъем и трансформацию сексуальной энергии. Вокруг него было написано что-то совсем туманно-эзотерическое. Сережа хотел спросить Михаила на созвоне, нужно ли ему делать “шестого тибетца”, но забыл.
Чтобы освоить предложенный Михаилом трюк с дыханием, ему потребовалось около недели. Сережа понял, что он на верном пути, когда в сессиях стало возникать характерное замедление времени, а темнота перед глазами стала делаться бархатной и объемной. Иногда даже перед носом ненадолго возникал знакомый конус. Дальше пройти пока не получалось, но Сережа и не торопился. Он воспринимал “четвертинки” (так он называл 15-минутные ситы) и “третьячки” как элемент гигиены. “Как голову изнутри помыть от мусорных мыслей”, — говорил он друзьям, если они спрашивали, зачем он медитирует.
Закончив медитацию, он стал одеваться для выхода. Утренняя пробежка сегодня отменялась — через 20 минут он встречался в Кофемании на Новом Арбате с Николаем. Знакомство с ним было одним из тех занятных совпадений, которых в последнее время стало заметно больше. Медитация, которая еще 2 месяца назад могла встретиться разве что в контексте сетевого мема, теперь постукивала в приоткрытые форточки его ума в виде различной информации. Ютуб предлагал ролики про медитацию, поисковик предлагал подушки для медитации, фейсбук показывал рекламу курсов и ретритов.
Но если эти изменения виртуального пузыря были ему ясны в силу его профессии, то offline совпадения каждый раз вызывали детскую восторженную улыбку. Так, например, во внутренней сети Вайме обнаружилась рассылка, посвященная медитации. Из нее Сережа узнал, что раз в две недели в офис приезжает буддолог, который рассказывает про буддизм и медитацию. Буддолог судя по фотографии был молодым парнем с макбуком и четками на левой руке. Сережа добавил себе в календарь расписание и решил при случае сходить послушать. Кажется Юнг, Сережа читал его в рамках университетского спецкурса, называл подобные совпадения _синхронией_. И появление Николая тоже было ее проявлением.

Они встретились неделю назад на вечеринке по случаю дня рождения общей подруги. Празднование проходило на крыше одного столичного клуба, гостей было много, и как это бывает в таких случаях, все разделились на небольшие группы по интересам. В какой-то момент Сережа оказался рядом с группой, где мускулистый парень рассказывал про ретрит по медитации, откуда он недавно вернулся. Это и был Николай.

Раньше Сережа наверняка пошел бы дальше, но сейчас, когда он сам медитировал каждый день, ему было интересно. Тем более, что рассказывал Николай хорошо — просто и искренне. Из его ответов Сережа понял, что он как-то связан с йогой, что было немного странно, потому что на канонического йога из книжки он был не похож.

Среднего роста, пружинистый, рельефный и атлетичный, он был старше Сережи лет на десять, а может и больше. Бритые виски, собранные в хвост светлые волосы и выглядывающие из под коротких рукавов футболки цветные татуировки намекали, что их хозяин не сидит в офисе с дресс-кодом. На груди висел замысловатый кулон, а оправа очков, стильно рваные итальянские джинсы и кеды Kenzo сообщали, что Николай не охладел к материальным радостям и имеет для них финансовые возможности.

Для канонических йогов в Сережином представлении Николай выглядел слегка гламурно, но его рассказ и то, как он держался, вызывали интерес.
О “медитационных ретритах” Сережа узнал недавно. Первый раз он услышал об этом от Михаила, а затем увидел объявления в контекстной рекламе. Поскольку он пока не собирался никуда ехать, то деталей не выяснял, но сейчас ему было любопытно послушать отзыв от первого лица.
Ретрит, откуда он вернулся, длился две недели и проходил где-то в Таиланде. Николай несколько раз произнес название то ли монастыря, то ли географической области, но Сереже оно ничего не сказало, поэтому он его не запомнил.
Связного рассказа не получалось, потому что люди подходили и отходили, кто-то постоянно влезал с вопросами, причем они повторялись и по большей части касалась распорядка и внутренних правил.

— Я слышала, там надо телефоны сдавать — это правда? — спросила высокая блондинка модельной внешности с накачанными руками.
— Не везде. Зависит от традиции и места проведения. Там, где я был, надо сдавать, да. Причем не только телефон, но и часы, планшеты, компьютеры, плееры и другую технику.
— Вот так она попадает на рынок, — ухмыльнулся парень с бокалом шампанского и коротко оглядел толпу, ища, кому понравилась его шутка.
— В некоторых местах еще зеркала карманные надо сдать, — добавил Николай. — И в туалетах зеркал там нет.
— Это правильно, — снова ухмыльнулся парень. — Чтобы не пугаться своей охреневшей рожи.
Кто-то в группе засмеялся, но блондинка посмотрела на парня с неодобрением.
— А дальше что? — спросила она Николая. — После того, как телефон сдал.
— Дальше объясняют технику медитации, все принимают обет молчания и начинается ретрит.
— А как этот обет принимают?
— Просто повторяешь текст обета за учителем.
— И потом вообще нельзя говорить? А если нужно что-то сказать или спросить?
— Если очень нужно, то можно. Смысл не в том, что “вообще нельзя”, а в том, что ты добровольно принимаешь обязательство воздерживаться от речи.
— А почему? — томная девушка в вечернем платье постучала длинными красными ногтями по фужеру с шампанским . — Чтобы не шуметь?
— Речь делает ум более активным и громким. Получается, что если ты говоришь, то мешаешь основной задаче, ради которой приехала на ретрит — делать ум тихим и ясным.
— Две недели молчать? — с сомнением спросил коренастый парень с коктейлем в руке.
— Ну погоди, дай послушать, — шикнула его спутница.
— Вот жесть. У меня бы крыша поехала, — сказал шутник с шампанским.
— А я бы хотела попробовать, — серьезно сказала накачанная блондинка.
— Это сначала так кажется, — ответил Николай шутнику. — На самом деле помолчать бывает интересно и полезно.
— Слышала? — шепотом спросил бритый мужчина в костюме и галстуке женщину слева. Будешь много болтать, уеду от тебя в монастырь.
— Бу-бу-бу, — передразнила его женщина. — Кто бы говорил — ты про свою крипту часами трещишь и не замечаешь.
— Ребята, ну помолчите. Давайте послушаем, интересно же, — сказала блондинка. — А что дальше — там общее расписание?
— Здесь было общее. Все построено по гонгам. Подъем в четыре тридцать, завтрак в шесть, обед в одиннадцать, отбой в десять вечера.
— Не понял, — нахмурился коренастый парень. — Ты сказал, обед в 11, а отбой в десять вечера. А ужин когда?
— Ужина нет, — улыбнулся Николай.
— В смысле нет? А в чем прикол?
— Вот ровно в этом и прикол — не тратить лишнюю энергию на переваривание.
— Хрень какая-то. Это же вредно, желудок посадишь.
— Суши сухари заранее, — засмеялся шутник с шампанским и снова оглядел людей. — А кстати, можно с собой пронести чего-нибудь или там обыскивают?
— Никто не обыскивает, можешь принести. Но надо хранить грамотно, иначе быстро придут муравьи и тараканы. Холодильников же нет.
— Так, ну а вода-то есть хотя бы?
— Вода есть без ограничений. И еще травяной чай от запоров.
В группе громко засмеялись.
— А почему там запоры? — печально спросил лысеющий мужик с маленьким рюкзачком на спине.
— Профессиональная болезнь. Как у таксистов, — снова вставил шутник и допил шампанское.
— А монастырь старый? — поинтересовалась томная девушка.
— Старый.
— Там, наверное, привидения есть, — с каким-то придыханием произнесла она.
Кто-то хмыкнул.
— Я не видел, но говорят, что есть. Некоторые специально ради них и приезжают.
— Как это?
— Подождите, не рассказывайте пока, очень интересно, я только пирожное возьму.
Сережа не понял, кто это сказал, но все снова засмеялись.
— А змеи там есть? Или пауки? — подруга мужчины в костюме подвинулась ближе.
— Есть и те, и другие. Змеи почему-то любят жить рядом с монастырями. В этот раз монах рассказал, что одного участника на предыдущем ретрите укусила кобра. Его быстро отвезли в госпиталь, сделали укол, и на следующий день он уже вернулся. Но это редкость, обычно они отползают сами, в отличие от скалопендры.
— Кого? — переспросила блондинка.
— Ядовитая многоножка.
— И чего — кони двинешь? — встревоженно спросил коренастый парень.
— Кони не двинешь, но интоксикация сильная. Можно на несколько дней слечь с температурой.
— Ну такое себе… — констатировала девушка с розовыми волосами и тонким шипастым чокером.
— Не говори, — поддержала ее подруга с зелеными волосами. — Концлагерь какой-то. И ведь все добровольно. Может, там гипноз какой-то массовый или подмешивают чего?
— Так сказали же, чего подмешивают — средство от запоров, — громко сказал парень в гавайской рубашке, и все дружно засмеялись.
— Я бы не смогла, — сказала спутница бритого мужчины.
— Конечно бы не смогла, — отозвался он. — Ты даже когда одна дома бываешь, то в каждой комнате включаешь телевизор или радио.
— Да, мне иначе скучно. И что?
— А мужчины и женщины раздельно живут? — спросила подруга коренастого парня.
— Да, в разных корпусах. А в зале ставится ширма между мужской и женской зоной. И в столовой тоже. Чтобы не встречаться глазами.
— А почему? Чтобы не отвлекаться? — понимающе кивнула блондинка модельной внешности.
— Да. Цель все та же — не подкидывать уму лишней пищи, чтобы он притих.
— Не, — усмехнулся шутник. — Не моя тема. У меня ум и так тихий, мне его наоборот взбодрить хочется. Он шмыгнул носом, огляделся и посмотрел на пустой бокал шампанского.
— Вот и я не пойму, — вмешался коренастый. — У меня половина сотрудников сидят как мухи сонные. Куда еще дальше-то затихать? Бывают какие-нибудь ретриты для бодрости?
— Может тебе их на тимбилндинг сводить?
— Да пробовал я. Повеселились и забыли. Вроде весело, для бизнеса толку никакого.
— А если мы пара и вместе приехали, нам тоже нельзя друг на друга смотреть? — обиженно спросила подруга коренастого парня.
— Конечно, — кивнул Николай. — Парам особенно.
— Извращенство какое-то, — нахмурилась девушка.
— Не волнуйся, — успокоил коренастый. — Если поедем, то я к тебе ночью в окно залезу и использую тебя. Особо извращенным способом.
Сережу немного удивляло, что никто не спрашивал про саму медитацию. Все вопросы крутились вокруг распорядков и организации быта, но, похоже, именно в этом заключался главный вызов для городских людей. А может, им так просто казалось. Не начни он медитировать, тоже бы спрашивал про расписание и молчание.
Поток вопросов постепенно угасал, и люди перемещались к другим группам
— А что бы ты порекомендовал в качестве подготовки к первому ретриту? Я через месяц еду.
Вопрос задал высокий, немного сутулый парень с густой и ухоженной хипстерской бородой. Он с самого начала стоял с краю и до этого момента молчал.
— Ум подготовить сложно, да и не нужно, на мой взгляд. Смотри на это как на прыжок в воду холодную. Прыгнул, а дальше уже разберешься. А вот физику подготовить можно и нужно — тело часто доставляет основные хлопоты поначалу. Оно не привыкло сидеть на полу, да еще так долго — в среднем 5 часов сидячей медитации и столько же в ходьбе. Так что начинают болеть колени, тазобедренные суставы, спина, шея. Рекомендую хатха-йогу и ци-гун. К чему больше душа лежит. Можно и то, и другое.
Николай закончил и направился к столу с закусками. Основная масса гостей переместилась внутрь — скоро должен был начаться просмотр ролика, который кто-то смонтировал для именинницы. Сережа хотел познакомиться с Николаем, но решил выждать — по опыту конференций он знал, что не стоит сразу подбегать к человеку, который закончил выступление и сел перекусить.
Спустя минут 10, когда тарелка Николая почти опустела, он положил себе несколько больших помидорных ломтиков, накрытых моцареллой с песто, и направился знакомиться.
Оказалось, что Николай дает частные уроки йоги и ведет групповые классы в йога-клубе премиального сегмента недалеко от Сережиного дома. Сам он занимается уже больше 20 лет, на ретриты ездит минимум раз в год и уже перестал их считать.
Сережа в ответ поделился, что недавно тоже приобщился к медитации, и рассказал про технику, полученную от Михаила. Ему было интересно мнение Николая.
— Анапанасати. В самый раз для начала, — кивнул Николай. — Сколько сидишь?
— Минут 20-25.
— А потом что — ноги затекают или спина болит?
— Да я не пробовал особо, — Сережа пожал плечами. — Надо дольше сидеть?
— Не то, чтобы надо, просто после 40-45 минут становится сильно интереснее, — заговорщицки сказал Николай и подмигнул.
— Знаешь, как заинтриговать, — засмеялся Сережа.
— Знаю, — кивнул Николай. — Ты, кстати, на холотроп ходил когда-нибудь?
— Нет, а что это?
— Холотропное дыхание. Техника, которая позволяет заглянуть в свое бессознательное. Сильная штука. У меня после нее другая глава началась в жизни, — Николай мечтательно улыбнулся, вспоминая что-то. — Ну и медитация становится гораздо глубже. Я потому и спросил.
— Хм. А что там в этом бессознательном видно?
— Это пробовать надо, так не расскажешь, — Николай как-то загадочно улыбнулся.
— Ну а все таки? Хотя бы в общих чертах.
— В общих будет непонятно. Считай, что там скрыты корневые аспекты твоей личности, на которых построено то, что ты о себе знаешь.
— Хм…
— По сути, это набор переживаний, которые твоя сознательная часть не помнит, но именно они делают тебя тобой. Например, родовые переживания и внутриутробный период. Есть теория, что они во многом определяют наши подсознательные жизненные стратегии.
Сережа вспомнил слова Лехи на Патриарших и посмотрел на Николая с удивлением и сомнением.
— Что, неужели можно рождение вспомнить?
— Некоторые фрагменты точно можно, у меня такое было. И это правда очень ценно. Я на минутку…
Он снова отошел к столу, где два официанта разгружали новые подносы с едой. Сережа с интересом наблюдал, как внутренний “кабинет министров” высказывает разные “за” и “против”, хотя, как и в случае с Дзико, решение уже принято.
— А эта техника сложная? Долго учиться надо? — осторожно спросил он, когда Николай вернулся и поставил перед собой тарелку с рыбой и салатом.
— Сама техника простая, но нужна группа и ведущий. Я тебя спросил про холотроп, потому что через неделю приезжает очень хороший ведущий. Он раньше в Москве жил, а сейчас только изредка заезжает и проводит один-два семинара для старой гвардии. Широкой рекламы не бывает, только внутри старой тусовки новость рассылается и все. И бывает несколько новичков обычно, которым старожилы рассказали, как я тебе сейчас. В общем, можешь оставить контакт, и я тебе напишу, как конкретика будет.
— Друзья, просим всех внутрь, начинаем смотреть ролик, — звонко объявила именинница, появившись в дверном проеме и сложив руки рупором.
Сережа обменялся с Николаем контактами, и они пошли в импровизированный зрительный зал, который был уже полон. Он сел на свободное место позади и, как скоро выяснилось, выбор был удачным. Ролик оказался сорокаминутной приторной нудятиной. Люди, стесняясь, говорили банальные фразы, неестественно улыбались и хихикали. Некоторые читали стихи, и это было не лучше. Спустя полчаса, проклиная создателей ролика и свою вежливость, Сережа выскользнул из зала. По дороге к лифту и в самом лифте он встретил несколько знакомых, которым сослался на дела, и только выйдя наконец на улицу, с облегчением вдохнул вечерний московский воздух и расслабился.

Спустя три дня Николай прислал детали семинара. Сережа отправил в ответ несколько вопросов, ожидая, что Николай ответит, но вместо этого он предложил встретиться и поговорить вживую. По вечерам Николай вел классы, поэтому они договорились позавтракать.
Оглавление

При использовании текста обязательно указание автора и ссылка на www.wakeupand.live
Естественный отбор